ED-БЕСЕДА
Образование как сад расходящихся тропок
Исполнительный директор благотворительного фонда Сбербанка «Вклад в будущее» Пётр Положевец описывает образование образами Хорхе Борхеса, объясняет, в чем суть компетентностного подхода и обучения навыкам, рассказывает об уникальных школах Санкт-Петербурга, Липецка и Грозного.
Максим Потоцкий
СПРАВКА
Пётр Положевец

Исполнительный директор благотворительного фонда Сбербанка «Вклад в будущее».
Член Совета при Президенте Р Ф по русскому языку. Член Союза журналистов Москвы.
Пётр Григорьевич, сейчас все говорят о том, что школа должна измениться, так как ее форма и содержание безнадежно устарели. С какими реалиями окружающего мира конфликтует школа?
— Мир меняется гораздо быстрее, чем школа. Как утверждают исследователи, все возникающие структуры устаревают быстрее, чем приобретают окончательную форму. На наших глазах существовавшие десятилетиями профессии исчезают, появляются новые. Возникают задачи, у которых нет однозначных решений. Кажется, в курсе «Окружающего мира» для третьего класса есть такое задание: «Опишите, что вы почувствовали, когда пришли в этот мир». «Что я могла почувствовать? Я только родилась», — написала одна девочка. Учительница поставила ей пятерку за философский ответ. Все более актуальным становится знание на стыке никогда ранее не пересекавшихся областей. Будущее не рядом, оно наступило еще вчера. Школа не успевает за изменениями. Содержание образования излишне детализировано. Границы между дисциплинами установлены произвольно.
Как точно заметил Салман Хан*, каждый предмет живет в своем гетто. Мы путаем образование с получением диплома. Чтобы преуспеть в жизни, нужно знать и уметь гораздо больше, чем то, что измеряется стандартизированными тестами.
*Салман Хан — основатель некоммерческой образовательной организации «Академия Хана»
«…здесь пересекаются задачи развития педагогов и учащихся, это очень важно. Именно эта Программа сейчас наиболее концентрированно отвечает тем задачам, которые стоят перед российской школой», — говорит Министр образования и науки Калужской области Александр Аникеев на конференции, посвященной старту программы по развитию личностного потенциала (на фото — в центре)
Вы давно работаете в сфере образования, знаете ее с разных сторон. Ученики и родители конца 1990-х и нулевых, ученики и родители сегодняшнего дня в чем между ними разница?
— Дети всегда есть дети. В любые времена и в любых странах. Они играли, и будут играть, просто игры становятся другими. Знаете, что меня радует? Нынешние дети менее послушны, чем были, например, мы. Для них авторитет — тот, с кем можно поспорить, тот, кто в первую очередь слушает, а не учит их, как им быть.

Я очень любил свою первую учительницу Любовь Ивановну. Я раскладывал тетради, учебники на столе и, начиная выполнять домашнее задание, произносил вслух: «Здравствуйте, дети! У нас урок математики. Откройте тетради. Тема…» И я очень любил бабушку. Она водила меня в церковь, научила молитвам и надеялась, что я стану священником. В церкви мне нравилось: все было так таинственно и непонятно. Но Любовь Ивановна сказала, что бога нет и что тех, кто ходит на службу, в пионеры не примут. И я отказался ходить с бабушкой в храм.

Мои внуки никогда сразу не принимают на веру то, что я говорю. Любимое их выражение: «Давай обсудим». Они задают взрослым вопросы, которые в моем детстве никто бы не осмелился в присутствии отца задать. Этой открытостью надо дорожить. Потерять ее можно в одно мгновение. Дети сегодня быстро осваивают цифровой мир, потому что уже рождаются в нем. По данным Института исследований Интернета, 93% детей в возрасте от 5 до 11 лет пользуются Интернетом. Если раньше личным пространством была комната, то теперь в такое пространство превратилась сеть.
Наши дети должны понимать, что мир един, что, согласно теории трансфинитных множеств, часть равна целому, что под каждой могильной плитой похоронена человеческая история
Нынешнее поколение детей более прагматично, чем предыдущее. Мой знакомый учитель математики Андрей Дубенко из Краснодарского края рассказывал, что ученики на уроках стали следить за тем, насколько то, что он им дает, соответствует содержанию ЕГЭ. Говорит, что все чаще можно услышать: «Этого нет в едином экзамене. Не тратьте время».

Казалось бы, на сломе технологической эпохи, в переходный период родители должны сближаться с детьми, но все происходит наоборот. Международные исследователи качества образования измерили количество времени, которое отводят родители на серьезные разговоры с восьмиклассниками. По этому показателю мы последние в списке из 24 стран. И только у нас за последние семь лет это общение сократилось. Родители в массе своей сегодня хотят от учителей одного: чтобы они обеспечили детям высокие баллы на итоговой аттестации. Подтверждение тому — недавние опросы, проведенные Высшей школой экономики.
Острый страх пропустить
— Александр Асмолов утверждает, что образование в XXI веке — это, в частности, возможность смело браться за решение задачи из русской сказки «пойди туда, не знаю куда, найди то, не знаю что». Прокомментируйте, пожалуйста, эти слова. Есть ли у вас собственная метафора образования будущего?
—  Что комментировать? Александр Григорьевич очень точно описывает философию и содержание образования в XXI веке. Он не только философ, психолог, но еще и поэт, поэтому часто оперирует метафорами. Задачи более-менее понятны, но представить, какими будут образовательные технологии, например, через тридцать лет, практически невозможно.

Мне бы очень хотелось, чтобы в скором будущем мы излечились от Острого Страха Пропустить, ОСП. Такой диагноз поставил современному человечеству историк Юваль Харари. Мне бы хотелось, чтобы на смену ОСП к нам пришло желание думать и действовать по-новому.

Что же касается метафор, то я бы воспользовался двумя образами, созданными Хорхе Борхесом. Помните, что такое алеф — точка, где собрана вся Вселенная? Наши дети должны понимать, что мир един, что, согласно теории трансфинитных множеств, часть равна целому, что под каждой могильной плитой похоронена человеческая история. А второй образ — это сад расходящихся тропок. Можно пойти одной тропинкой, а можно сразу всеми…
— Есть ли школы, которые максимально соответствуют этим образам? Приведите, пожалуйста, несколько примеров.
Я мог бы назвать десятки таких школ, но расскажу о трех. Пятьдесят шестая гимназия Санкт-Петербурга. Майя Борисовна Пильдес сконструировала эту школу и почти 30 лет руководила ею. Для нее оценки, средние баллы, рейтинги, количество призеров олимпиад всегда были вторичны. Она создавала место, где каждый ученик мог бы чувствовать себя счастливым и двигаться по лестнице успеха, где каждого есть за что похвалить, где нет отстающих. Она дала каждому ребенку возможность выбирать, в каком направлении ему двигаться: сотни курсов, учебных модулей, междисциплинарных лабораторий, кружков, исследовательских центров, ансамблей, секций, клубов. Она обеспечила гимназию лучшей техникой, организовала совместные образовательные проекты с десятками научных, культурных, спортивных организаций. Она выстроила совершенно новую управленческую систему и действительно раскрыла школу.
Я думаю, что обычный ребенок будет знать, что новое знание рождается из переживаний, помноженных на чуткость
Двенадцатая гимназия Липецка, про академические достижения которой написана не одна статья. Здесь и учителя, и учащиеся умеют кооперироваться, чтобы достичь цели, умеют договариваться и коллективно решать задачи. Здесь все учатся: дети, учителя, родители, директор. Поодиночке и вместе. Здесь верят, что воспитывает не слово, а общее дело. В этой гимназии волонтерство работает как один из самых эффективных инструментов социализации.

И, наконец, математическая школа № 1 в Грозном. Здесь красивый слоган «Школа — наш общий дом. Мы хозяева в нем» — это реальность: ни одно решение не принимается без участия детей. Точнее так: большинство изменений в школе инициируют учащиеся.
— Сейчас много говорят о навыках, компетенциях, компетентностном подходе, новых грамотностях. Что, с вашей точки зрения, находится внутри этих понятий?
— Внутри этих понятий лежит самое главное: способность реализовывать способности, как говорит психолог Дмитрий Леонтьев. Способность решать абсолютно новые задачи абсолютно новыми методами. Способность превращать ошибку в позитивный и выгодный опыт.
«На выходе у нас будут реально яркие и серьезные проекты, которые изменят образовательную среду, наполнение образовательных учреждений и, самое главное, взаимоотношения, позволят нашим школьникам самореализоваться. Огромная благодарность фонду за эту программу». Директор департамента образования Ярославской области Ирина Лобода — о начале реализации в ярославских школах и детских садах программы фонда «Вклад в будущее» по развитию личностного потенциала
Научить действовать
— Фонд «Вклад в будущее», который вы недавно возглавили, реализует так называемую программу по развитию личностного потенциала. В чем суть проекта?
— Фонд «Вклад в будущее» с 2015 года реализует инициативы, направленные на развитие у детей социально-эмоционального интеллекта, навыков коммуникации и кооперации, критического и креативного мышления, умения учиться. Именно эта работа легла в основу стартовавшей в конце 2018 года программы по развитию личностного потенциала. Суть компетентностного подхода состоит в том, чтобы научить ребенка действовать в любых ситуациях — личных, бытовых, профессиональных, общественных, достигать поставленных целей. Мы будем развивать у детей навыки мышления, взаимодействия с другими и с собой. Наряду с учеником главным действующим лицом программы является педагог. Его необходимо обеспечить передовыми методиками и инструментами формирования навыков у детей. Программа по развитию личностного потенциала выросла из курса повышения квалификации для управленческих команд школ и детских садов Ярославской и Калужской области. Курс назывался «Управление личностно-развивающей образовательной средой».
— Программа по развитию личностного потенциала будет работать в регионах. Цикл реализации — три года. Каким вы видите результат? Что должно измениться в жизни ребенка, учителя, школы, семьи? Как изменится среда? Как изменения будут оцениваться?
— Я думаю, что обычный ребенок будет знать, что новое знание рождается из переживаний, помноженных на чуткость. Он будет понимать, что внимание к собственным ощущениям, эмоциям, мыслям — вовсе не абстрактная способность. Как говорят ученые, это практический навык, созревающий в процессе применения. Человек не в состоянии переживать, если не обладает чуткостью, и не способен развить в себе чуткость, пока не приобретет опыт переживания.

И еще: ученик сможет объективно оценивать и других, и себя. Изучая результаты PISA, я все время думаю, почему дети из Японии, китайского Тайбэя, Южной Кореи, Вьетнама, Макао, Гонконга и Шанхая имеют самую низкую самооценку, несмотря на высокие результаты? Мне кажется, что школьники, которые пройдут через программу по развитию личностного потенциала, будут понимать, чему хотят научиться, а педагоги смогут дать им возможность получить желаемые знания. Все участники образовательного процесса будут учиться задавать правильные вопросы и получать на них ответы.
— Немодный вопрос: есть ли в компетентностном подходе место воспитанию человека и гражданина?
— Конечно, есть. Не все мы банкиры, учителя, политики, врачи или инженеры, но все мы — граждане. И не только потому, что у каждого из нас есть паспорт определенной страны. Недавнее исследование качества граждановедческого образования показало, что наши восьмиклассники готовы в будущем активно участвовать в выборах разного уровня и в деятельности общественных организаций, поддерживать инициативы и включаться в жизнь местного сообщества. В анкетах исследования был вопрос: «Будете ли вы участвовать в противозаконной протестной деятельности, чтобы выразить свое несогласие с решениями властей: например, перекрывать дороги, занимать государственные здания, наносить антиправительственные лозунги на стены?» Только 2% опрошенных ответили, что точно будут это делать. Мы спросили ребят, почему они не будут этого делать. Они ответили, что можно и законными акциями протеста добиться того, чего хочешь. Просто надо знать, какие формы использовать, как лучше организоваться, кому адресовать несогласие. Вот такую предрасположенность можно формировать в рамках навыкового компетентностного подхода. Одними разговорами на уроках обществознания, программу которых надо кардинально менять, ничего не добьешься. Только через проектную деятельность, развивая вовлеченность, можно сформировать у подростков то самое активное гражданство, о котором я пытался рассказать.
Если статья была для вас полезной, расскажите о ней друзьям. Спасибо!

Читайте также: