НАНОИНДУСТРИЯ. ДИСКУССИЯ
Просветители остаются в прошлом
Тема конференции EdCrunch-2018 — «Данные, которые трансформируют» — оказалась настолько актуальной для экспертов, участвующих в реализации проектов и программ Фонда инфраструктурных и образовательных программ
в области естественно-научного образования школьников, что именно
ее они выбрали для заочного круглого стола. А EdExpert внимательно
следил за обсуждением.
Андрей Мельников
Руководитель направления по реализации проектов для детей и молодежи Фонда инфраструктурных и образовательных программ, группа «Роснано»
Приглашенные к разговору эксперты:
Генеральный директор АНО «еНано», кандидат педагогических наук
Игорь Александрович Вальдман
Эксперт
Директор Института педагогики Санкт-Петербургского государственного университета, доктор педагогических наук, профессор, научный руководитель программы «Школьная лига «Роснано»
Елена Ивановна Казакова
Эксперт
Марина Михайловна Шалашова
Эксперт
На правах модератора я предложил экспертам высказаться как в достаточно широкой рамке общих трендов цифровизации, так и в более узкой, предметной для нас — STEM-образование в эпоху диджитализации.
Педагог будет испытывать давление электронного мира — яркого, веселого, эмоционального. Родители могут остаться жертвами неинформированности — избыточного упования и страха
За рамками урока
Дискуссии в профессиональном сообществе EdTech группируются вокруг следующих ключевых тем: цифровое образование (школа, университет, обучение, инструменты и т. п.), персонализация, онлайн-образование, адаптивное обучение, навыки XXI века, трансформация. Складывается впечатление, что трансформация образования (с позитивной коннотацией) неизменно связана с оцифровкой, выходом в открытый и бесконечный онлайн и, безусловно, с персонализацией образовательного трека каждого, кто учится, что, собственно, и предполагает построение адаптивных систем. Этот тезис, кроме горячих тем EdCrunch, подтверждается мощным движением тектонических пластов на уровне государственного управления. Список «цифровых» проектов федерального, регионального, корпоративного и частного масштаба может впечатлить любого неискушенного наблюдателя.
— Внимание, вопрос знатокам. Что действительно ждет образование, в первую очередь общее? К чему готовиться школьнику, педагогу, родителю?
Игорь Вальдман
Эксперт АНО «еНано»
«Основной возможностью и одновременно угрозой для системы формального образования становится разнообразие современного образовательного контента и форматов, которые создаются предпринимателями, инновационными компаниями, институтами развития и другими игроками. А это значит, что школе и учителю необходимо меняться и вступать в кооперацию с различными неформальными образовательными площадками, чтобы разнообразить учебный процесс и выстраивать индивидуальную образовательную траекторию ребенка. Эта траектория обязательно должна выходить за рамки урока и стены школы.

Ребенку и родителю нужно учиться совершать осознанный выбор форматов обучения и искать ресурсы на стороне для решения своих задач: удовлетворения любопытства, преодоления неуспешности обучения в школе, формирования навыков проектной деятельности и командной работы, воспитания самостоятельности, профориентации. Для этого есть все условия. Например, увлекательные уроки математики онлайн-платформы „Учи.ру“ активно используют многие семьи и школы. Онлайн-проект „СТЕМФОРД“, который реализует компания „еНано“, предоставляет профориентационные возможности и знакомит школьников с миром высоких технологий, рассказывая об их применении в медицине, генетике, микро- и наноэлектронике, строительстве, новых материалах. Интерактивные учебные курсы, онлайн-лекции, межпредметные проекты и дистанционные эксперименты помогают понять, зачем в школе нужно учить физику, химию, биологию и другие STEM-предметы».

Елена Казакова
«Родителю, школьнику, педагогу нужно готовиться к перегрузкам. Педагог в ближайшие год-два будет испытывать все большее давление бюрократизации, которая пойдет под эгидой „цифры“. Мы будем создавать все больше форм, списков и отчетов, а так как разные системы пока плохо состыкованы, все это придется загружать и загружать. Педагог будет испытывать давление электронного мира — яркого, веселого, эмоционального. Родители частенько будут становиться жертвами неинформированности — избыточного упования и такого же страха. Школьник должен будет определиться, кто он: человек, использующий гаджеты для образования, или примитивная приставка для работы телефона в социальных сетях. Да, а во-вторых, нам предстоит расколоться на два мира — тех, кто за запрет гаджетов в образовании, и тех, кто считает это мракобесием».
Марина Шалашова
«Образование ждут серьезные перемены. Доказательство — это не только бурные обсуждения в профессиональных сообществах, но и появление новых проектов и продуктов, которые стали для школ уже реальностью. Массовые открытые онлайн-курсы, порталы-интеграторы по типу Московской электронной школы (МЭШ), системы управления обучением с применением дистанционных образовательных технологий и электронного обучения, использование в учебных целях программ виртуальной и дополненной реальности уже существуют. Все они стали вызовом для сложившейся педагогической практики. В условиях VUCA-мира, когда жить приходится в нестабильности и неопределенности, центральное место занимают мягкие навыки и личностные компетенции».
Инженеры будущего
Развитие цифровых технологий в высокотехнологичном секторе меняет компетентностную модель специалиста. Речь не только про роботизацию, автоматизацию процессов производства и тотальную замену ручного труда, а в том числе и про замену определенного рода интеллектуальных усилий человека. Это приводит к тому, что инженер теперь звучит не только гордо, но и не совсем понятно. Возникает законный вопрос: что мы должны предусмотреть, чтобы не просто предугадать некий абрис будущей компетентностной модели, но и заложить такое содержание и технологии работы с подрастающим поколением, чтобы человек продолжал по-настоящему творить в технологической сфере?
— Нужен ли компонент «хард» знаний и скиллов — глубокое, фундированное понимание физики и химии процессов или вполне достаточно понимать, как заставить работать программный код для обуздания «хардовых» процессов? Насколько нужно удерживать компонент совместной деятельности людей друг с другом или персонализация должна быть предельно персонифицирована? В общем, что делать со STEM?
Игорь Вальдман
Эксперт АНО «еНано»
«Истории неизвестны случаи, когда человек смог достичь значимых успехов в музыке, спорте, медицине, науке без систематических занятий и освоения основ знаний и деятельности, присущих этим областям.

Давайте спросим себя, с какой деятельностью в будущем будет связан сегодняшний подросток, который выбрал для себя профиль STEM-образования. Скорее всего, это будет инженерная деятельность. А у инженера ключевыми компетенциями являются: технологическая (знание технологий и принципов действий различных устройств, в основе этого лежат именно естественно-научные и математические навыки); организационная (организация и планирование проекта, управление задачами, организация командной работы); коммуникационная (понимание и написание технических и специальных текстов, публичные выступления перед разной аудиторией); и компетенция инженерного мышления (системный анализ, моделирование, конструирование и проектирование). Таким образом, настоящее STEM-образование должно формировать у человека как „твердые“, так и „мягкие“ навыки. И здесь важнейшей формой обучения является выполнение межпредметных учебных проектов. Их ключевые характеристики — междисциплинарность (включают знания из разных предметных областей); растянутость во времени (выполняются не один урок и не один день); базируются на реальной технологической проблеме или производственном кейсе; реализуются в командном формате (участники осваивают роли); проходят внешнюю экспертизу и защиту; используются цифровые технологии (для сбора и обработки данных, визуализации результатов проекта); их результаты являются полезными для людей (помогают решать какие-то социальные проблемы). Именно такие проекты позволяют увидеть возможность применения школьных знаний, мотивировать на изучение физики, химии, биологии, математики.

На мой взгляд, самый главный навык, который необходимо специально формировать у подрастающего поколения, — умение читать длинные тексты и долгое время сосредотачиваться на одном виде деятельности. Только так можно добиться многого в той области, которая интересна ребенку».


Елена Казакова
«Не очень люблю искусственный переход на английский, но STEM все больше будет превращаться в STEAM. То есть любое объединение без эмоции и искусства, без размышления о красоте — обречено. Как говорят классики, с рутинными задачами справятся и роботы, а вот творческие задачи, которые решаются только объединенными усилиями разных специалистов, станут уделом ЧЕЛОВЕКА. Так что даешь семь ступеней совершенства: новая грамотность, исследование, проект, эффективное общение, совместная деятельность, самоорганизация, кейс-стадия плюс «учиться учится и снова… учиться учится в новых условиях!» .
Марина Шалашова
«Бесспорно, hard skills важно развивать, и на них сейчас делается ставка в профессиональном образовании (подтверждение — массовое движение WSK). Но нужно понимать, что эти навыки имеют меньшую „продолжительность жизни“. Уже завтра будут нужны новые профессии и умения. При этом критичность и самостоятельность мышления, способность работать в команде, готовность решать сложные задачи, выстраивать свою траекторию личностного и профессионального развития выйдут на первый план. Все эти качества необходимо воспитывать со школьной скамьи, поэтому система школьного образования требует первоочередной перезагрузки. Это очень хорошо понимают те корпорации, которые уже сегодня ощущают недостаток кадров, способных к новым технологическим прорывам. Поэтому они готовы вкладывать свои средства в будущее — в обучение и развитие подрастающего поколения. Среди инвесторов Фонд инфраструктурных и образовательных программ „Роснано“. Более десяти лет он оказывает содействие в модернизации естественно-научного и технологического образования. В проектах фонда разрабатываются и апробируются программы дополнительного образования детей, развивающие интерес к науке и технологиям, осуществляется поиск инструментов, способных увлечь ребенка на уроке, с последующим выходом в проект или учебное исследование за пределами урока. Большие возможности школьникам дают каникулярные смены, но всегда ли они имеют актуальную и интересную для обучающихся тематику, отвечают запросам современных детей? Ведущие образовательные центры („Сириус“, „Артек“, „Орленок“) отмечают потребность в инновационных программах по приоритетным направлениям (инженерно-техническое и естественно-научное), педагогических кадрах, готовых к их реализации. В ответ в проектах фонда разработана модельная программа дополнительного образования детей в каникулярный период, ориентированная на изучение естественных наук и основ нанотехнологий. Модули программы предлагаются детям на выбор, что позволяет учитывать интересы и запросы разных категорий обучающихся: и тех, кто знакомится с современными технологическими решениями на уровне популяризации, и тех, кто увлечен наукой и исследованиями».
Показатели эффективности
Задачами направления «Кадры и образование» является достижение к 2024 году следующих показателей
120 000
Человек в год — выпускники общеобразовательных организаций высшего образования по направлениям подготовки, связанным с информационно-коммуникационными технологиями
800 000
Человек в год — количество выпускников высшего
и среднего профессионального образования, обладающих компетенциями в области информационных технологий на среднемировом уровне
40%
Доля населения, обладающего цифровыми навыками
Управление дыханием
— При всем том, что цифровизация сейчас находится в ранге государственной политики, выдвигаются предложения если не противоречащие, то как минимум ортогональные. Например, тотальный запрет гаджетов в школе. Мы можем сделать этот «атом» мирным или вред от него значительно превышает потенциальную пользу?
Игорь Вальдман
Эксперт АНО «еНано»
«Выбор запрещать или разрешать гаджеты в школе — это выбор между моделью образования, которую мы хотим реализовывать. В первом случае это образование, центрированное на взрослом (учителе), во втором — на ребенке (ученике). Если для нас ценен взрослый, то, конечно, надо запрещать. И сразу минимизируются проблемы с поведением и отвлечением ученика от порою неинтересного и непонятного содержания урока. И учителю будет легче — не надо тратить довольно серьезные усилия на проектирование урока с использованием этих самых гаджетов, на поиск необходимых интернет-источников и ресурсов, форм деятельности (поиск и отбор информации, подготовка аргументированных суждений и т. п.), на освоение необходимых компьютерных приложений (например, для построения интерактивных карт по истории и литературе, подготовки лонгрида — современной формы написания эссе, создания инфографики по итогам выполнения проекта).

Если для нас ценен ребенок, то ситуация меняется. И тогда мы должны вспомнить, что школа — это не заповедник и не зона, закрытая от реальной жизни, а место, где эта самая жизнь существует. И технологии, которые мы используем ежедневно, не должны запрещаться в школе, а наоборот, быть помощником учителя. Мы, взрослые, также должны помнить, что нет более сильного учителя в жизни, чем собственный пример. Но ведь мы себе не запрещаем пользоваться смартфонами, не готовы от них отказаться. И, наконец, вспомним, что очень много стран в мире участвуют в программе BYOD (Bring Your Own Device — „Принеси в школу свой личный девайс“), чтобы смартфоны и планшеты стали помощниками ребенку в учебе.

При этом очевидно, что на уроках существует довольно много ситуаций, когда гаджеты не могут и не должны использоваться. Но отказ от них достигается через объяснение ребенку и включение его в деятельность, которая такое использование естественным образом исключает.

Поэтому для меня выбор в пользу запрета гаджетов в школе — признание своей профессиональной некомпетентности и педагогической несостоятельности.

И здесь Франция нам не указ!».

Елена Казакова
«Любой запрет такого рода — глупость, поскольку реализована быть не может! Это похоже на старую практику „ученик за партой должен сидеть ровно и не шевелиться, а если и шевелиться, то только с разрешения учителя“. Меня лично удивляет, когда при возникновении проблемной ситуации мои ученики не начинают „кликать золотую рыбку информации из Интернета“. Правда, я каждый раз ставлю все новые и новые ловушки, помогая им критически оценивать и выбирать годную информацию. Еще раз повторю: не запрещать дышать, а научить управлять дыханием — задача педагога. Социальные сети в той же степени образовательный партнер, в какой и пустое времяпрепровождение. А что, ничего не делать на уроке без телефона нельзя? Мы, например, с соседом весь урок в морской бой резались, пока мудрая учительница не подсадила нас на марафон решения очень сложных задач».
Марина Шалашова
«Если в дополнительном образовании степеней педагогической свободы достаточно много, то с уроком все сложнее, там мы видим жестко заданную рамку требований, которая часто не позволяет учителю выйти за пределы программного материала. Недостаток учебного времени приводит к тому, что педагог не готов или не хочет использовать новые форматы работы с детьми, поэтому, видимо, проще отказаться от гаджета, чем подумать о том, как его возможности использовать для решения учебной задачи. Похожий, по сути, пример: в школы поставили интерактивные панели, и педагоги используют инструменты МЭШ/РЭШ. Но не являются ли интерактивные панели только средством визуализации и размещения презентаций? Уникальность цифровых технологий в том, что они позволяют выстраивать индивидуальную образовательную программу в условиях классно-урочной системы, что невозможно было сделать при традиционной модели обучения. Но в умелых руках педагога! Потому вопрос готовности учителя работать в современных условиях, при новых задачах и инструментах приобретает особую актуальность. Опыт организации повышения квалификации показал, что необходима целенаправленная работа с педагогами как общего, так и дополнительного образования. С целью приобретения педагогами новых компетенций целесообразно создавать условия для собственной проектной деятельности, определяя учителю роли проектировщика или исследователя, в процессе чего и происходит переосмысление сложившейся практики, определяются перспективы изменений в образовательной практике».
Завершая импровизированную «панель», хочется подчеркнуть очевидный аспект: как и в прежние времена реформ и модернизаций, основное давление изменений и необходимость очень быстро меняться в первую очередь ощутит на себе педагог. Несмотря на близость (может быть, кажущуюся) перехода рутинных операций в «железные руки софта» и вероятность замены роботом учительского труда в ряде процессов по доставке неуникального образовательного контента, все равно элемент эмоционального сотрудничества в решении творческих задач пока не вырезать и не поручить машине. Но вот безбожно эксплуатировать в образовании упомянутую машину стоит научиться.

Понятие «учить» в корне меняет смысл, превращаясь в создание среды для того, чтобы «учиться», где учитель выступает кем угодно — наставником, тьютором, коучем, консультантом, но уж точно не единственным и неповторимым просветителем. Если же говорить про собственно содержание образования, то на фоне тотального доступа к имеющимся массивам информации ценность работы с реальными задачками из жизни (профессиональной деятельности, науки и промышленности) значительно возрастает. И здесь как раз и потребуется весь пул перечисленных коллегами «мягких» и хардовых скиллов.

Как бы нам ни хотелось спокойствия и возможности в тишине класса что-то нести вечное и умное, мы в образовании будем непрерывно в ситуации Алисы в Зазеркалье, где «приходится бежать со всех ног, чтобы только остаться на том же месте, а чтобы попасть в другое место, нужно бежать вдвое быстрее». Приятной всем цифровизации!

Если статья была для вас полезной, расскажите о ней друзьям. Спасибо!