Максим ВОЛОШИН

генеральный директор онлайн-платформы для обучения детей программированию «Кодвардс»
EDexpert / №3 ВЕСНА 2018
ШКОЛА И БИЗНЕС. НОУ-ХАУ
РАБОТАЮЩИЙ КОД

Опыт IT-бизнеса помогает найти правильный подход к взаимодействию со школами
Кто и как должен влиять на выбор школами дополнительных программ? Если рассматривать этот вопрос теоретически, то позиции участников рынка вроде бы очевидны. Родители заинтересованы в разнообразии программ и результативности обучения, бизнесменам нужен охват и прибыльные проекты, школам — эффективность, министерствам — работающая система дополнительного образования. Противоречий интересов нет, но для быстрого создания рабочего механизма этого оказалось мало.

Появление попечительских советов и образовательных объединений, казалось бы, призвано сделать школы более самостоятельными в выборе, чему и как учить за пределами основной программы. Необходимость этого диктует и зарубежный опыт. По мнению директора образовательного департамента Организации экономического сотрудничества и развития Андреаса Шляйхера, способность школ удовлетворять всевозможные потребности детей и применять различные методики свидетельствует о зрелости системы.

— В Европе и США школы могут сами оценивать образовательные проекты и принимать решение о целесообразности их внедрения, — объясняет генеральный директор онлайн-платформы для обучения детей программированию «Кодвардс» Максим Волошин. — У нас же довольно часто встречается очень консервативный подход к организации дополнительного образования. На новые продукты смотрят с недоверием, если не сказать с опаской.

Понять такое отношение, конечно, можно. Образование в нашей стране почти всегда было зарегулированной областью, инициативы на местах не то что не поощряли — наказывали. Сейчас школам дали определенную свободу, но не объяснили, как ей пользоваться. Пока в системе нет алгоритма, который позволял бы частному бизнесу выстроить отношения со школами и если не влиять на выбор методик, то хотя бы предлагать свои услуги. В результате дамоклов меч из налоговой инспекции или регионального министерства образования не дает завучам и директорам вздохнуть свободно и решиться попробовать тот или иной образовательный продукт на свое усмотрение.

— Ситуация меняется, но хочется, чтобы это происходило быстрее, — говорит Волошин. — На рынке появляется все больше качественных продуктов для разных возрастных групп, которые могли бы помочь школе развивать в детях современные навыки, без которых в мире ближайшего будущего будет невозможно обойтись, а сама школа пока не поспевает интегрировать их в свои образовательные процессы.

Сказать, что в школах этого не понимают и не видят, безусловно, нельзя. Интерес к новым продуктам и методикам заметен. Интерес идет и снизу, от учителей и родителей, и сверху, от руководства школ.

— Главный вопрос при переходе к сотрудничеству между образовательным учреждением и бизнесом чаще всего не «зачем это нужно в моей школе?», а «как это правильно оформить документами?» — рассказывает Волошин. — В отсутствие единых регламентов или сложившихся практик приходится изобретать велосипеды. Например, если школе проблематично внести закупку в бюджет, мы можем предложить заключить договор в пользу третьих лиц, когда наш курс фактически заказывается через родителей, а школа оказывает услуги предоставления квалифицированного педагога и оборудованного класса. Вариант не самый оптимальный, но достаточно простой, чтобы у детей появился выбор, на какие дополнительные занятия ходить.


Мария КРАВЧЕНКО
(с) Издательство журнала EDexpert, 2017
Made on
Tilda