Михаил МОКРИНСКИЙ

директор школы «Летово»
EDexpert / №3 ВЕСНА 2018
ШКОЛА. НОВАЯ ВОЛНА
ХОЛИСТИКА, ИДЕНТИЧНОСТЬ И БИЗНЕС-ИНСТРУМЕНТЫ
Одно из самых ожидаемых событий этого года — запуск частной школы «Летово» в Новой Москве. В 2008 году у бизнесмена Вадима Мошковича возникла идея создания школы для способных и мотивированных детей. Спустя десятилетие затраты на этот амбициозный проект составили около 200 миллионов долларов. Что ждет счастливчиков, которые 1 сентября придут в «Летово»? Чем школа станет для российского образования — фантастической картинкой, профессиональным ориентиром или вызовом? Директор «Летово» Михаил Мокринский ответил на вопросы EDexpert.

ПЕРЕСБОРКА

Михаил Геннадиевич, до запуска «Летово» остается полгода. Вы набираете учеников 7-9 классов. Что должно произойти за это время?

Одна из главных задач на оставшиеся месяцы — пересборка, настройка того, что мы создали за месяцы и годы подготовки. Есть программа, ее надо примерить на разные группы учащихся. Учитель в тонкостях понимает степень сложности материала, но теперь он должен примерить на разные группы детей трудности освоения, возможные решения, ресурсы, тактики. Сложность — это про материал, трудность — про разные стили познания и про разные особенности интересов, мотиваций и т. д.

Среди наших учителей есть те, которые тестируют разработанные подходы в разных московских школах в формате отдельных уроков. Есть возможность посмотреть, как это работает в системе дистанционного обучения. Систематизация, улучшения, творческие открытия происходят на уровне программы, учебных материалов, тестовых уроков. Все учителя пришли из успешных и очень разных школ, это опытные педагоги. И тем важнее построить систему, в которой одновременно происходит углубленное профессиональное развитие, формирование тех кирпичиков, из которых строятся уроки и программы, и в которой все договариваются о стратегии взаимодействий, стратегии достижения сложных образовательных целей, включающих предметные результаты, метапредметные компетенции, ролевой опыт, познание себя и саморазвитие.

Первые учителя присоединились к команде два года назад, они прошли за это время серьезную профессиональную переподготовку. Для кого-то в пятьдесят с лишним лет стала мощным вызовом задача выйти за рамки зоны комфорта и успеха. Я с огромным уважением смотрю на их решимость искать и строить новое качество образования. Простое «давайте попробуем это и это» теперь интегрируется, собирается, балансируется так, чтобы все хорошо понимали, как учителя разных предметов и администрация договариваются о правильной программе не «вообще», а применительно к этому классу, направлению обучения, к этой группе детей. Это работа последних шести месяцев.

ПРИМЕРКА

Расскажите про набор, пожалуйста. Догадываюсь, что это не просто техническая задача.

Прошли два раунда набора на 2018 учебный год. Оглядываясь назад, понимаю, что они были осторожной примеркой, кто и как воспринял основной замысел школы. Мы должны были убедиться, что мы о себе правильно рассказали, что нас услышали и поняли и дети, и родители. Услышали не самую привычную историю о холистическом подходе.

В памяти учителей и родителей — советская школа с воспитанием «гармонически развитой личности», недостижимым идеалом, к которому надо стремиться. Много традиций, идеологем, классических ориентиров. Стремление «быть как», и путь пройти правильный.

Что изменилось с тех пор? В обществе и в школе стали понимать, что такое разнообразие. И как можно это разнообразие обеспечивать и поддерживать школьной работой. Система настроек поумнела: появились интерактивные средства, адаптивные настройки, более умные способы детализировать задачу, новые стратегии управления качеством образования на основе умной аналитики с учетом Big Data.

Но, самое главное, появилась другая система задач перед школой. Она и про правильные ориентиры ребенка в истории, природе, в том, что познаваемо объективно. Про понимание, как использовать полученный опыт в сложных ситуациях. Не только при решении задач, а в достаточно многоступенчатых ситуациях. Как планировать свою деятельность, рефлексивно подходить к коллективной работе, использовать эффективно навыки критического мышления, самостоятельно планировать и строить обучение, опираясь на фундамент самоорганизации.

Сегодня школа привыкает к тому, что отдельная и все более важная задача — усвоить, как будет правильно именно для тебя. Не вообще в принципе, а именно для тебя. Казалось бы, естественно строить свою академическую, профессиональную карьеру, жизнь с нарастающим пониманием, что же свойственно именно тебе. В самом деле, что ты уже в школе можешь попробовать и узнать такого, что это станет частью твоего понимания профессии, успеха, самореализации и, в конце концов, качества жизни? Школа учится понимать, какие пробы доступны, как они меняют систему смыслов и контекст развития ребенка, какое принципиально иное разнообразие возможностей необходимо. И как при этом уходит в прошлое монополия учителя на правильное знание.

Родители услышали ваш месседж?

У нас образовались три группы детей и родителей. Первая группа нас радует тем, насколько глубоко и нестандартно они разобрались в современных стратегиях и возможностях обучения детей. Это родители, которые не перестали думать глубоко и детально об обучении ребенка после того, как он пришел в первый класс, не отложили это до момента выбора вуза. Всю дистанцию обучения в школе они воспринимают как дистанцию принятия сложных ориентировочных решений. Они рассказывают, как выбирали школу, учитывая ее сильные стороны и особенности ребенка. Они внимательны, они в поиске, как компенсировать то, что школа недодает или делает неудачно. У них вырабатываются стратегии обучения через дополнительное образование, через культурное развитие ребенка. Складываются стратегии в отношении профильных и непрофильных предметов. Их логистика учебной недели — произведение искусства!

Они часто говорят: мы взвешивали плюсы обучения в вашей школе, именно сравнивая с сегодняшней сложной логистикой. И мы понимаем, что собранные в одном месте возможности должны перевешивать сумму семейных находок.

Вторая группа родителей — это те, кто говорит: наши дети настолько убежали вперед от своих сверстников, своего класса, привычных ограничений своего возраста, что мы должны прислушиваться к ним, дать большую свободу в выборе форм и приоритетов обучения. Дети не то чтобы взрослые, но очень требовательные, самостоятельные, своеобычные, поэтому мы с ними либо планируем на равных, либо даже в чем-то отдаем им инициативу.

Третья группа — это те, кто не может самостоятельно спланировать стратегию сбалансированного обучения, но делает выбор по каким-то ключевым для себя показателям: нас интересует, чтобы был профиль, чтобы другие предметы тоже были хороши. Есть какой-то критерий, который для них понятен, и важно, чтобы все остальное тоже было сильно выше среднего порогового значения. Это, конечно, другая степень осознанности при подходе к выбору.

Первые две категории для нас абсолютно важны, и они доминируют. У третьих есть позитивный настрой и доверие к школе, что крайне важно и помогает в работе с ребенком.

КОНСТРУКЦИЯ

Учитывая ваш серьезный критерий мотивированности родителей, какие у вас ожидания от участия семьи в школьной жизни? Ведь при формате пансиона родители не смогут включаться в ежедневном режиме.

Давайте приведу пример одной из моих любимых школ, где я специально пожил пару недель в кампусе, привыкая к тому, как строятся отношения в учебной сфере и в домах, где живут дети. Это Winchester College в Великобритании. Там есть система важных правил, традиций, подходов. Некоторые очень формальные, другие почти семейные. Вместе они помогают строить и атмосферу, и правильное образование. Есть образовательные акценты, которые выбраны и выработаны этой школой. Например, большая часть образовательной модели строится на опыте обсуждений и рассуждений. Ребенок получает большой опыт дискуссий с учителями и одноклассниками, опыт защиты своей позиции, привыкает к глубокому интеллигентному диалогу, уважительному, внимательному отношению.

Школа формирует у детей привычку к самостоятельности и самоорганизации, от которой в старшем звене зависит успешность подготовки к поступлению в лучшие университеты мира. Треть этой работы делается ребенком автономно и осмысленно. Он к этому подготовлен, он сделал выбор, выбор этот важен, и ученик вкладывается в достижение результата. Ему важно преуспеть не только в академической сфере, он настроен на поиск и реализацию своего человеческого потенциала и сегодня, и завтра.

Знакомясь с пансионом, ученик проходит собеседование в несколько домов и имеет возможность задать вопросы, посмотреть, оценить особенности атмосферы, состав учащихся, характер взаимоотношений в той или иной части кампуса. Взаимный выбор, когда педагог выбирает ученика и наоборот, важная и живая часть традиции. У себя мы не все сможем запустить с первых шагов. Но, строя систему наставничества, систему формирования детско-взрослых коллективов, учитываем находки коллег со всего мира. Постепенно мы сформируем в каждом доме ядро коллектива учащихся, появится своя атмосфера, институты саморегуляции. Они дополнят школьные правила, требования к безопасности, комфорту, обучению, к эффективности построения процессов в школе. Через год-два будет видна не только система работы школы, но и система саморегуляции.

И из этого складывается то разнообразие школьной культуры, в которой основные правила понятны и ненарушимы. Для ребенка очень важно, что ему транслируют не сплошные запреты, а основные рамочные требования. Это то, что нужно для взросления, для формирования чувства собственного достоинства, для уважительного диалога со взрослым. Приходит понимание: не будет вседозволенности, а будут правила разной степени сложности и жесткости — это о безопасности, о ценностях, о правах. Мы можем это обсуждать, но компромисса не будет. По мере того как ты растешь, проходишь развилки взросления, ты можешь получать все новые и новые возможности.

Учитывая приведенный британский пример, очевидно, что вольницы в «Летово» не будет…

Нам предстоит построить сложную формулу в культуре взаимодействий и взаимоотношений. В основу мы закладываем баланс решений, подсмотренных в разных местах в России и в мире, который мы внимательно соотносим с российской культурной традицией. У нас открытые, искренние, эмоциональные дети. И эту искренность нужно сохранить. У нас система открытых школьных ценностей — академических, научно-исследовательских, человеческих. В части академической лучшие учителя умеют показать красоту науки, поиска решений. Но успех, гармония, самореализация в сегодняшней жизни случаются на стыке разных практик. Надо привнести эти практики в школу, дать их попробовать.

Под это разнообразие должна быть выстроена вся жизнь кампуса. Есть ученическое сообщество, и в нем ученик подвижен, учится думать, выбирать, действовать, понимать, настаивать, строить стратегию. Есть ученические клубы, сочетающие автономию и инициативу с необходимостью договариваться со сверстниками и со взрослыми. Есть система дополнительных занятий, где можно попробовать себя в самых неожиданных областях. Есть то, что для глубины и для состязательности. И для баланса интересов «физики и лирики». Есть место для открытий, для понимания современного искусства и современного мира, кино, музыки, культуры.

В основе современной образовательной модели — сочетание жесткой обязательной конструкции и настроек. Часть — это пробы, которые ты должен пройти, часть — решения, которые ты можешь выбрать из закрытого прейскуранта, а часть — открытые решения, ты сам можешь их смоделировать, предложить. Эту конструкцию современной школы мы узнавали в лучших школах по всему миру.

Очень непростая конструкция!

Абсолютно. Во-первых, она достигается при некотором избытке возможностей и инструментов. Во-вторых, при согласованности решений, принимаемых на разных уровнях: на одном — школа, на другом — часть педагогов, на третьем — школа и родители, на четвертом — школа и ребенок, а на пятом — сам ребенок. Для ребенка это не уровни, а повороты на пути формирования опыта, формирования готовности к принятию решений — иногда к ответственному решению, иногда к ошибке, иногда к ответственному исправлению ошибки. Все это сценарии очень непростой школьной жизни. Но в том-то и особенность холистического подхода. Интенсивность академического обучения — это один способ, а интенсивность развития личности — это совсем другой способ планирования школьной жизни, в которой сценарий, режиссура, формирование видов опыта, практик, которые структурируют прирастающие возможности ребенка, это две разные взаимодополняющие практики современной школы.

Наверное, потребуется немало весьма подробных внутренних документов, чтобы обеспечить действие всех этих регламентов?

Подготовка к такой школе — тридцать лет и три года. Тридцать лет накопления профессионального опыта и три года переосмысления этого опыта под новые цели. Донастроить все можно только вместе с учителями. Написанная на стороне и спущенная сверху инструкция не работает. Сложность образовательной модели требует сложности подготовки. Вначале должна появиться политика, которая описывает, как ценности, миссия школы определяют важнейшие процессы школьной жизни. Это политика про принципы, про задачи, про понимание данной конкретной школы.
ОДАРЕННОСТЬ

Возвращаемся к набору. Сколько детей придут в «Летово» 1 сентября? Откуда они?

У нас будет по полусотне ребят в 7-м и 8-м классах и немного побольше в 9-м. Весной состоится уже третий, заключительный раунд набора. География очень широкая. Большинство ребят из Москвы, но хорошо представлены и другие регионы.

Получается, вы сейчас бросаете спасательный круг этим семьям и этим ребятам. Потому что они уже подростки, они во многом сформировались. Как вы считаете, когда нужно подхватывать ребят с исключительными способностями?

Нет одного правильного ответа. Он складывается на пересечении разных способов принимать решения. Обучение одаренных внутри классов обычных школ и отбор для профильного обучения — обе модели имеют свои сильные и слабые стороны, аргументы за и против. Вопрос только, во что ты веришь и что ты умеешь делать лучше. Мы выбрали модель, в которой ребята с разными ярко проявившимися способностями будут помогать друг другу прибавлять за счет того, что есть микрогруппы, сформированные по уровню интересов и способностей. Например, есть несколько ребят, увлеченных филологией, или несколько человек, увлеченных обществознанием либо экономикой. Им хорошо, поскольку уровень их совместной работы очень высокий, а темп быстрый. Это то, что им нужно!

Но при этом они не монополисты, они все время сталкиваются с тем, что в твоем классе, в твоей параллели, в твоем потоке есть десятки талантливых ребят, у которых совершенно другие интересы, приоритеты, и ты не можешь быть лучшим во всем. У тебя свой способ самореализации, но у тебя есть и возможность крутить головой на 360 градусов, радоваться открытиям и достижениям других. Вместе с ними ты можешь оказаться ведомым, но вместе с тем счастливым человеком, потому что тебе интересно рядом с сильными ребятами в самых разных областях.

Что важно еще отметить, говоря о конструировании нашей работы с одаренностью? Школа должна научиться достраивать академическую жизнь и исследовательскую стратегию работы с одаренностью. Помимо того что ребенок самоутверждается в предмете, он должен получить опыт формирования компетенций и опыт самореализации в разных аспектах. Важно донести до ученика: большая часть того, что тебе предстоит делать, не просто для творческого самовыражения, а часть решения какой-то задачи. И эта задача не твоя, она для кого-то. Есть тот человека, для которого ты работаешь, группа людей, которой ты можешь быть полезен. Необходимо раннее осознание того, что твой успех — это успех инженера, который понимает, что и для кого он строит; предпринимателя, который должен добиться реализации проекта, а значит, должен уметь планировать, управлять ресурсами, командой единомышленников; дизайнера, который понимает, что творческое выражение возможно только тогда, когда ты понимаешь, кому это нужно. Эти позиции доступны ребенку уже в возрасте 10-12 лет, и школа просто обязана поддержать и «зажечь» ученика пониманием разных перспектив в жизни так же, как она сейчас «зажигает» его пониманием перспективы научной. Надо достроить полноценную систему образования. И мы сейчас этим заняты.

ПОЗИЦИЯ

Александр Асмолов в нашем журнале говорил о том, что частные школы — это большой риск для государства, потому что это зона свободной жизни. Как вы относитесь к этому высказыванию?

Любая зона нестандартных решений — это зона рисков. Более всего для тех, кто входит без багажа понимания и профессионализма. И, как всегда, социальным институтам придется учитывать все важные новации, вырабатывать новое понимание. А в основе — позиционирование самой школы. Ее ответственность, чтобы риски превратились в позитив.

Обучение ребенка строится на сочетании адаптированности и адаптивности, сумме уже принятых решений и готовности к принятию решений новых. На этом же строится свобода человека. Она в твоем понимании, что ты соответствуешь тому, что нельзя нарушать, но свободен там, где нет рамок и рисков, задаваемых рисками и правами других, что неизбежны противоречия и нравственные дилеммы. Важно быть свободным, и творческим, и полезным, и ответственным. А для школы важно все строить на единой основе конструктивного и позитивного подхода. И такие негосударственные школы порождают не просто свободу, а ресурс устойчивого развития человека и социума. Это почва и корни для тех людей, которые, будучи свободными, разделяют судьбу других, радуются своей востребованности, полезности. И в основе — ценности и опыт, заложенные в школе. Начинается все с общения с одноклассниками, с того, что здесь рождаются взаимная поддержка, помощь, понимание. Это основа позитивного и конструктивного отношения к миру.

Если школа учит тому, что любое общение основано на внимании и доброжелательности, она формирует условия социального единства, культуры.

Сейчас много говорят о том, насколько школы новой волны могут влиять на систему образования. Понятно, что они не могут быть тиражированы и речь идет об очень незначительном проценте учащихся в масштабах страны. Тем не менее как вы считаете, какова могла бы быть роль «Летово» в трансляции нового содержания школьного образования?

Есть две роли. Первая стала для меня важным дополнительным мотивом выбора этой школы как места своей профессиональной самореализации. Я понимал, что есть инструменты работы школы с ресурсами, с методиками, с профессиональным развитием, с планированием качества, с управлением качеством, которые должны пройти заточку бизнеса. Бизнес ищет и строит наиболее точные эффективные решения, настроенные под прозрачность, удобство взаимодействий. И под тиражируемость.

Надо понимать, что основной акцент бизнеса в образовании сегодня не в выворачивании его в формат услуги. Напротив, целая система ориентиров, которая тем лучше работает, чем точнее она сфокусирована на тонкий момент взаимодействия молодого человека и педагога, семьи и школы как социального института, нуждается в дополнительном осмыслении. И, помимо педагогического творчества и организационно-методических решений, нуждается в новых решениях управленческого и технологического формата. Уверен, что «Летово» и другие школы новой волны научатся встраивать в школу дополнительные инструменты и решения, при этом делая их настолько простыми, прозрачными, что они будут легко тиражироваться. Возможно, как-то поменяются требования и понимание стандартов качества и в государственном образовании, когда эти инструменты станут привычными для родителей.

Это первая половинка ответа, а вторая в том, что у каждой школы новой волны есть своя модель. И родитель имеет возможность оценить, как в сборке этой модели решается непривычная для жителя пятиэтажки или девятиэтажки задача. У него на балконе нередко найдется одна лыжа или старый велосипед. Признак того, что человек половину своей жизни прожил в обстановке дефицита. Школы, строящиеся на современных подходах и бизнес-решениях, напротив, должны научиться жить в условиях избытка возможностей и научить этому ребенка. Научить выбирать. Еще один аспект, к которому предстоит привыкнуть родителям, школам, педагогическому сообществу. И еще про модель. Иногда не нужно больших ресурсов, времени, усилий. Нужно лишь увидеть образец нового, картинку. Дальше она ведет за собой, вокруг нее строится понимание, она дает решимость и волю к действию. Одна эта картинка, один факт понимания имеют огромное значение для достижения результата.

Мне кажется, что негосударственные школы имеют возможность и должны принять на себя ответственность посильного участия в образовательной политике государства. Они могут хорошо проработать аспекты открытости, аспекты качества, дать понимание, как интегрируются в разных образовательных моделях эти вновь осмысленные и вновь достроенные возможности.

Насколько я понимаю, ваш проект «Летово Smart Talks» как раз для того, чтобы делиться своими кейсами?

Во-первых, не должно быть никаких тайн. Образование — прекрасная сфера, в которой коллеги не скрывают достижений, а делятся ими. И второе: рассказывая о том, что есть уже сегодня, что получается, ты обязан одновременно делать следующий шаг, думая о том, как это еще лучше сделать завтра...

…Это часто в процессе передачи знаний происходит. Важный вопрос, как мне кажется: как сделать так, чтобы после выпуска из школы, затем из университета вашим воспитанникам захотелось остаться работать и реализовываться в России?

Готовя ребенка, который может быть успешен в любой ситуации и который может реализоваться в любом месте мира, школа в то же время решает задачу построения его идентичности на том отрезки времени, когда формируются его привычки и принадлежность к культуре. В российской культуре он получает понимание себя, своего места, своих возможностей, пути, ответственности.

Мы стараемся привлечь тех учащихся, которые с большой долей самостоятельности будут строить свою учебную стратегию. Если ученик понял, чего ему не хватает для профессиональной реализации, то он найдет путь к успеху. Найдет, где и как реализовать себя.

Для ребенка должны быть открыты все возможности, и пусть он идет своим путем. Надо учить его самому, засучив рукава, достраивать необходимые для успеха условия. И помогать в поиске. Надеюсь, что этих возможностей всегда будет достаточно и в его родном городе, и в столице, и в стране.

Беседу вел Денис КРАВЧЕНКО
издатель журнала EDexpert


СПРАВКА

Михаил Геннадиевич Мокринский -

Директор школы «Летово», член управляющего комитета программы «Учитель для России», советник руководителя Департамента образования Москвы по вопросам инновационного развития образовательных систем и организаций. Михаил Мокринский руководил московским лицеем № 1535 с момента основания и вывел его на первые строчки рейтинга лучших школ России. Позднее возглавлял Центральное окружное управление образования, принимая участие во множестве образовательных проектов и реформ как на региональном, так и на федеральном уровне.
EDАНКЕТА
1. Общеобразовательная автономная некоммерческая организация «Школа Летово».
https://letovo.ru/
8 800 100 51 15
ask@letovo.ru

2. Учредитель.
Вадим Мошкович — российский предприниматель и меценат, владелец группы компаний «Русагро», окончил знаменитую 57 школу. Выпускник Московского государственного института радиотехники и автоматики, член Попечительского совета Национального исследовательского университета ВШЭ и Белгородского государственного университета. Отец троих детей.

3. Место и дата основания
Зимёнковская улица, поселение Сосенское, Москва, 2015 год

4. Миссия и ценности
Наша миссия — обеспечить всем способным и мотивированным школьникам из любых уголков страны возможности для получения качественного образования мирового уровня и раскрытия их интеллектуального и творческого потенциала. Мы создаем школу, в которой каждому ребенку будет интересно учиться, добиваться академических, творческих и спортивных побед, общаться, дружить и просто жить.

5. Размер инвестиций и капиталовложений
200 миллионов долларов

6. Здание школы: собственность или аренда?
Здание школы находится в собственности

7. Преподавательский состав
Педагогическая команда «Летово» — это профессионалы, которые не только успешно преподавали в школах и университетах, но и разрабатывали и составляли авторские курсы, методические пособия, задания для олимпиад и ЕГЭ, организовывали летние профильные школы и различные кружки.
До «Летово» наши педагоги работали в школах и гимназиях, которые входят в топ рейтингов Москвы и России: это школы 179, 2007, «Интеллектуал», 1514, 57, «Вторая школа», 1535, 45, лицей НИУ ВШЭ, 1533 и другие. Успехи и достижения учеников – лучшее свидетельство профессионализма педагогов «Летово». Средние баллы ЕГЭ у выпускников наших учителей намного выше средних показателей по стране.


8. Учащиеся
Вступительные испытания включают в себя оценку содержания поданной заявки, тестирование, а также собеседование с кандидатом. Академические успехи, творческий потенциал, спортивные достижения, личные качества, интересы, жизненные цели ребенка учитываются при прохождении отборочных этапов.
По результатам собеседования Приемная комиссия принимает решение о зачислении в школу. Все кандидаты, рекомендованные Приемной комиссией к зачислению, имеют равные возможности для обучения в «Летово» вне зависимости от материального положения их семей. Если родители не могут полностью оплатить обучение ребенка, у семьи есть возможность обратиться в Стипендиальный фонд школы.

(с) Издательство журнала EDexpert, 2017
Made on
Tilda