Елена АРАЛОВА

генеральный директор Martela, учредитель премии Martela EdDesign Award
EDexpert / №3 ВЕСНА 2018
ED-DESIGN. КОНКУРС
БЕЗ БУЙСТВА КРАСОК И РЕМОНТА

Какими принципами должны руководствоваться архитекторы и дизайнеры при работе с образовательными пространствами
19 апреля будут подведены итоги Martela EdDesign Award. Назначение премии-исследования — привести в образование талантливых архитекторов, прогрессивных инвесторов и вдохновить их на настоящие свершения. Среди членов жюри есть директора и педагоги школ, архитекторы, дизайнеры, искусствоведы и критики. Нам было также важно представить точку зрения зарубежных коллег, поделиться их мнением, опытом и взглядами, поэтому там нашлось место экспертам из Дании, Нидерландов, Финляндии, Армении, Казахстана. Благодаря участию всех этих специалистов мы надеемся получить объективные и сбалансированные результаты.
Итоги премии мы подведем в Главном штабе Государственного Эрмитажа — это наиболее открытая и прогрессивная культурно-просветительская площадка Петербурга. Мы предложили Эрмитажу партнерство в проведении конференции и были рады получить согласие.
Инженерный корпус школы № 548, совхоз им. Ленина, Москва. Класс

В отборе принимают участие 54 проекта из Москвы, Петербурга, Самары, Тюмени, Казани, Первоуральска, Ялты, а также Риги, Еревана и Минска. Промежуточный лист проектов оценивается экспертами вживую — они смотрят, как реально работает и живет учебная среда. А на подведение итогов должен приехать японец Такахару Тезуки, ведущий специалист в проектировании детских садов и школ.

СТОЛОВАЯ СЛОЖНЕЕ РЕСТОРАНА

Вообще, архитектура образовательных пространств — наша ключевая специализация, поэтому каждый сотрудник Martela вынужден быть погруженным в специфику педагогических приемов и подходов. Мы много работаем в школах, присутствуем на уроках, общаемся с учителями и детьми. В противном случае мы были бы некомпетентны. Школа, детский сад крайне требовательны в отношении связки среда — содержание.

Конечно, есть специфика в работе с разными зданиями. Некоторые архитекторы специализируются на создании офисных пространств, другие умеют круто работать с жильем, третьи прекрасно проектируют предприятия питания.

Здание современной школы или университета — это смесь всех этих типов пространств. Школьная столовая — это полноценная кухня, не уступающая по сложности ресторану; спортивные залы требуют технологии уровня профессиональных гимнастических или игровых залов; школьные лаборатории по оснащенности порой превосходят аналогичные помещения фармацевтических компаний; фаблаб-мастерская — полноценный производственный цех. Я уже не говорю про телестудии, театры и гончарные мастерские — все они уже весьма крепко обосновались в здании школы. Это требует от архитекторов и технологов весьма универсальных и передовых знаний.
Школа AYB, Ереван, Армения. Фасад

Мы работаем с авторскими проектами, каждый из которых формируется индивидуально, приспосабливаясь под специфику школы. Поэтому нам критически важно включиться в исследование образовательных методов и подходов, декларируемых школой, понять ее ценности. Мы подробно изучаем типы активностей детей и взрослых в школе, составляем функциональную карту отдельных помещений и на базе этой информации работаем с пространством.

Сначала готовим технологическое задание — это документ, который переводит образовательные задачи на язык архитектуры. В ТЗ перечисляется состав помещений, подробно описываются требования к ним. Этот документ мы готовим совместно со школой — тщательно слушаем учителей и руководство, стараемся заложить в задание все их пожелания и сценарии.

На базе полученного ТЗ архитектор готовит эскизную концепцию, в рамках которой создается объем здания, формируется его внешний облик.

После согласования с заказчиком наступает этап проектной документации, в рамках которой разрабатываются основные архитектурные и инженерные разделы. Этот объем материалов должен быть проверен и согласован уполномоченным государственным органом (экспертиза предпроектной и проектной документации).

После положительного заключения готовится пакет рабочей проектной документации, которая фактически является заданием для строительного подрядчика.

Архитектор участвует в процессе строительства, ведет авторский надзор, готовит замечания и корректировки.

ЧТО ДЕЛАТЬ С КЛАССОМ ИНФОРМАТИКИ

Проектирование здания и интерьера школы — длительный процесс, он занимает от 6 до 12 месяцев. В работу вовлечены архитекторы, технологи, инженеры и дизайнеры, в общей сложности команды от 10 до 50 человек. Например, в проекте Инженерной школы в Совхозе им. Ленина дело обстояло так: в архитектуре и инженерии были задействованы порядка 10 человек, дизайном интерьеров занималась команда из 6 человек.

Мы работаем как с государственными, так и с частными школами. Главное, чтобы у руководства и инвесторов была мотивация сделать что-то особенное, так как авторская архитектура требует сил, энергии и креатива не только от нас — главным драйвером всегда выступает сама школа.

Мы выделяем для себя четыре базовых принципа:

• Мы создаем пространства, максимально адаптированные к специфике образовательного подхода школы. Для нас крайне важно, какие сценарии урока использует преподаватель на уроке иностранных языков или в лаборатории; каким образом задействованы рекреации в учебном процессе; какие занятия можно провести в театре. Только отвечая на эти вопросы, мы способны дать нужную школе вариативность и многофункциональность.

• Стараемся запускать проактивные пространства, которые сами собой растут, меняются и трансформируются без участия архитектора или строителей, без дополнительных на то вложений. Например, можно предположить, что класс информатики завтра будет никому не нужен, и мы должны уже сегодня предусмотреть корректировку этого пространства, адаптировав его под другие цели (например, под медиалабораторию или робототехнику).

• Нам важно создавать пространство, которое не требует значительных затрат на его эксплуатацию. Идеальный вариант — это школа, которая не требует ремонта. Стены, облицованные антивандальным отделочным материалом, напольные покрытия из устойчивого каучукового покрытия и пр.

• Мы активно делимся своим опытом работы со школами, но не менее активно изучаем опыт других архитектурных компаний, реализующих проекты в России или Европе. Мы стараемся привносить в свои проекты инновации, новые материалы, прогрессивные решения, возникающие в мире. Несколько раз в год мы посещаем новые европейские школы, приглашая в такие поездки педагогов и инвесторов наших школьных проектов.

В ЕВРОПЕ ШКОЛЫ СМЕЛЕЕ

Мы сейчас наблюдаем серьезную трансформацию образовательных пространств. Это функциональные изменения (появляются новые типы классов: медиалаборатория, видеостудия, фаблаб и пр.); инженерная революция (в школу приходят свет, звук, видео, управляемые с любого гаджета; появляются интеллектуальные сервисные системы, позволяющие с телефона открыть гардеробный шкаф, заплатить за обед, получить доступ к принтеру и пр.); размываются границы отдельных помещений (лаборатории физики и химии сливаются в один мультипредметный научный полигон; занятия проходят не только в классе, но и в коридоре, рекреации, театре — повсюду). Пространства по эстетике становятся более спокойными, без избыточного буйства красок и цветов.

В России и Европе отличается нормативная база, поэтому разница между школьными зданиями, безусловно, есть. Культурные особенности, специфика образовательных подходов, отличия в источниках финансирования также накладывают свой отпечаток. В целом архитектура и дизайн европейских школ значительно смелее, здания технологически сложнее.
(с) Издательство журнала EDexpert, 2017
Made on
Tilda